Считалки со смертью...

Автор: Lady_of_Sky
Опубликовано: 2315 дней назад (20 марта 2011)
Настроение: Все те же(Есь и клава) и недопитая чашка чая...
Играет: мульты идет... почти уже... )))
0
Голосов: 0
Жизнь – это один из величайших сюрпризов. В таком случае, с чего бы это Смети оказаться меньшим?
(высказывание одного римляна)
... 1513 год. Англия. Озерный край. Северные окраины…
Часть первая. Пролог.
Серое утро, окутанное белесым туманом, сонно трепетало ресницами облаков над старым, давно заброшенным домом. От заднего входа в этот дом через небольшую сосновую рощу по тропинке начиналось местное кладбище, с которого открывался чудесный вид на церквушку с небольшой колоколенкой.
Недалеко от этой старинной полуразрушенной усадьбы с обвалившейся крышей протекает река. Горная речка Дайлс с обрывистыми каменистыми берегами и крутыми перекатами со временем упиралась в огромный старый и порой зловещий лес, состоящий из вековых дубов и сосен. Вдоль речушки шла полу заросшая, еле заметная тропка, уводящая путника в давнюю, неизменную лесную сказку, наполненную шепотом листвы, запахом хвои, вечными возгласами сов, глухарей и шелестом речной воды, которая с шумом перебирается через негладкое горное дно, точит огромные камни, прокладывая себе дорогу… вскоре наша тропа вильнет вправо, уводя, как могло бы вначале показаться, в глубь леса. Через несколько мгновений от нее будет уходить ее младшая сестра – еще менее заметная тропка. Она отходит от главной тропы влево – к реке – куда, вскоре, свернет и основная тропа. Эта развилка известна далеко немногим существам. Из живых ее, должно быть, знают только птицы и мелкое зверье, которое водится в этом хмуром, но удивительном лесу в изобилии.
Маленькая тропинка приводит к устойчивому, плотному каменистому выступу, нависающему над бурным речным перевалом. На выступе, словно подберезовик на поляне, высится островерхая круглая сложенная из камня башенка с одиноким окошком. Башенка сама по себе невысокая, метров шесть-семь в высоту и где-то четыре-пять в диаметре. Рядом с "Главным Входом" – миниатюрной копией дворцовых ворот, неподъемных, аркообразных, дубовых, с большой узорной замочной скважиной, металлической ручкой и шипастыми узорами, дверью – растут черные и голубые лесные колокольчики, нежные незабудки и большая желтая, как песок, тыква. Задний вход – деревянная, прямоугольная с трещиной дверца с той стороны башни, которая была ближе всего к реке – выводит к деревянному мостку, который нависает метрах в пяти над бурлящей водой Дэйлс. Это – самый опасный перевал этой реки, и один из самых опаснейших в мире… на этом мостку не сидело ни одно живое существо… а как насчет не живых? Кого можно отнести к миру неживому?… я отношу к ним нечисть. Нет-нет, прошу вас – не пугайтесь. На самом деле, нечисть куда порядочнее нас с вами… по крайней мере та, с кем я вас планирую сейчас познакомить…




Часть вторая. Знакомство.
Черный плащ скользил по тропинке, собирая с травинок еще не высохшую росу. «Ах, черт… опять плащ стирать!» - посетовала тень. Голос был нежный, приятный, струящийся, словно река, певучий, как соловьиные трели, но чем-то пугал и заставлял замирать сердце, хотя в то же время согревал и завораживал. Загадочное существо скинуло с лица капюшон, и небрежно пригладило-причесало назад волосы, чтобы не падали в глаза. Волосы были длинные, почти достигали пояса, светлые, почти белые, как недозревшая рож. Лицо у девушки было красивым, правильным. Узкий подбородок, аккуратный  носик, и детское, милое личико.
Глаза – зеленые, как березовая листва весной. Они казались холодными и отталкивающими, наводили страх, заставляли удивиться взрослости взгляда, однако стоило ей улыбнуться, как мышки выглядывали из норок, начинали порхать бабочки, солнце светило ярче, а звуки становились мелодичнее и нежнее. В этот момент к ней прилетал Фридрих– ее филин и прибегала ее любимая черная кошка – Кассандрия (Кесси).
По лесу, распустив светлые волосы, шла девушка, совсем еще юная – лет пятнадцати от роду… но настоящий ее возраст исчислялся уже далеко не годами. Ей было несколько сотен тысячелетий. Это была Смерть. И она была явно не в духе…
- Нет, Фридрих! Ну ты только подумай! Неужто, если я нежить, я не имею сердца?? Нет, ты прав… я его действительно не имею. Но ведь я не бесчувственный пень!… – возмущалась Смерть.
…вчера она перевезла через реку одного слепого старика – он ловил рыбу с мостка и не привязал, как следует, лодку. Лодка отвязалась и уплыла вниз по течению. Однако, когда сегодня утром Смерть привязывала отловленную и починенную лодку, старик проходил мимо в компании более молодых и значительно более зрячих мужиков. Вопли, крики, ужас… она попыталась утихомирить селян, но голос испугал их еще больше. Хуже всех выглядел старик – до него дошло, кто перевозил его вчера через реку, и в чьей лодке он сидел… этот случай еще долго будут обсуждать на селе. Бабы сразу списали балаган на богатое воображение и праздник, по случаю которого их мужья немного хвати лишнего и, видно, не совсем проспались. Но они то точно знают, кого видели у реки…
- Это невероятно! – бушевала Смерть. она стала бледной, ее глаза потемнели и она действительно стала похожа на общепринятый образ Смерти. Она махала руками, чуть не плача, кричала – Ведь это невероятно – жить всю жизнь в одиночестве!…
Кесси мурлыкала и терлась о босые ноги девушки. Смерть остановилась, пару раз глубоко вздохнула, и спокойно прошептала – и почему нельзя помолчать и просто выслушать? Зачем сразу кидаться с граблями и вилами? Глупые эти люди… нежить куда разумнее. Ну, еще нелюди ничего… - она немного помолчала и добавила – ненавижу свою профессию… и почему я не родилась цветочницей?...




Часть третья. Нежданные гости.
Утро не торопилось наступить. Небо неспешно, как-то нехотя светлело, окрашивалось в чуть более светлые тона. Похоже, старикашка Лесной Маг как всегда на посту – вон как порядочно тушит звезды. Не спешит, не торопится, дает им немного потускнеть, поблекнуть в светлых лучах солнца, а потом нежно выключает до вечера. Пусть отдохнут, малышки… трудились, светили всю ночь…
Так она брела, не разбирая дороги. Ей не хотелось снова любоваться уже знакомыми ей красками. К тому же, она больше любила луну… ноги сами несли ее к дому. Вот она напротив любимой ею башенки. Дом, милый д…
- Что тут происходит? – тихий, шипящий голос Смерти явно произвел нужное впечатление. Спящий на пороге ее "замка", проснулся от того, что его волосы на затылке встали дыбом.
- Ой, простите, госпожа. Я вас не заметил. – сказал парень, немного смутившись по причине своего глупого страха. Он пригладил волосы на затылке и улыбнулся широко и искренне… в лицо Смерти.

Солнце уже почти встало, окрашивая все в нежно золотистые тона. Над рекой заиграло несколько небольших радуг от брызг спотыкающейся о камни воды. Невысохшая под синью вековых деревьев-гигантов роса золотилась и переливалась, словно россыпь алмазов, всяческими красками, ублажая взгляд дивными сочетаниями цветов. Золотистые прямые волосы блестели синеватым, лунным светом…
Парень выглядел значительно старше, чем главная героиня. Его угольно черные, достигающие плеч волосы, темные глаза, при ближайшем рассмотрении оказавшиеся темно синими, сверкали озорно и приветливо, однако взгляд тоже был намного глубже и мудрее, чем у простого семнадцатилетнего парня.
- Ты не знаешь, кто я такая? – строго спросила она.
- Чего ж не знать! Смерть ты… только косу, видно, дома у кровати забыла! – ответил, смеясь, парень. Было очень трудно понять, действительно ли он шутил, или он знал, о чем говорит. Но со Смерти так еще никто не смеялся, оттого она решила надоумить и прищурить наглеца. Она ведь не простая нежить. Вместо крови в ее жилах бежит магия.
- Угадал… я действительно Смерть…- начала было она зловеще. Гнев превратился в предвкушение развлечения. Она уже очень устала от долгой, размеренной жизни.
- Я не угадывал! Я знал. – воскликнул парень не менее задорно. – Я ж тебе не дурак. Я знал, куда иду.
Смерть оторопела от такого заявления. Ей такого еще никто никогда не говорил.
- Как – знал? – переспросила она, смешавшись.
- Да вот так! – Рассмеялся парень. – К кому же мне еще идти, как не к нежити? А ты – самая умная из этого рода. С другими мне скучно…
- Тебе что, жить надоело? – полушутя, полу злясь, спросила она.
- Да нет, в общем то… просто скучно. – ответил он. С такой наглостью Смерть тоже еще не встречалась.
- Ах, скучно, говоришь! Одним щелчком пальцев отправлю тебя на тот свет – вот тогда и повеселишься! – в ее глазах искрился гнев. Она была почти на пределе, но парня это, похоже, нисколько не заботило.
- Ну, давай так – играем в считалки! А то не честно. Давай на удачу…
- Что не честно? Не честно то, что ты спишь у меня на пороге, еще и издеваешься…
- Страшно? Боишься проиграть? – спросил игриво парень.
- Черта с два! Нет, не боюсь. Давай играть…




Часть четвертая. Считалки.
- Нет! Этого не может быть! Ты специально так подстроил… - ворчала Смерть. – быть не может, чтобы я уже второй раз проиграла! Со мной такого никогда не случалось. – отрезала она. Правда в глубине души (если она бывает у нежити) она была благодарна этому парню за то, что он не шарахается от нее. Древние философы перевелись и ей было не с кем побеседовать уже столько тысяч лет подряд. Простой люд боялся ее, не понимая глубинного смысла и философии ее существования…
- Все честно! Может, просто, сегодня не твой день…
- А ну давай еще раз! – потребовала Смерть. Ей не верилось, что она проиграла. Она никогда не проигрывала в людские игры и ее это очень забавило.
- Но учти – если ты три раза выпадешь, ты проиграешь! – откликнулся парень. Он улыбнулся. От этой улыбки ей стало так тепло и уютно, словно она в свеем доме разместила камин и принялась пить чай… она никогда не пила чая и не знала, что это. Просто когда-то слышала, что это пьют люди. Сейчас ей, почему-то, стало очень интересно узнать, какой его вкус…
- Ну и проиграю! Считай! … - потребовала Смерть. Она вошла во вкус и, конечно, уже ни капельки не сердилась на этого непрошенного гостя…
- Эй ковыляй, ковыляй,
Черный кот со скрипкой,
Корова, хвостом виляй!
Смеются кругом мальчишки
Чтобы увидеть секрет,
Что такое ты съешь на обед…
- Как? … - оторопела Смерть. Он действительно удивил ее. "Не так прост этот парень…" – подумала про себя Смерть. "На что ж мы спорили?" – она немного испугалась.
- Ну, теперь, по идее, ты должна умереть. – ответил парень с грустью. – Мы не имеем права преступать закон этой игры…
- Как умереть? – Смерть вообще не вписывалась в полет его мыслей.
- Ну, на что мы спорили?
- Вообще, изначально, вопрос был только о твоей жизни. Я – Смерть. Я по определению не могу умереть… точно так же, как сахар – засахарится, а юшка – за… заюшится. Вот… - пробормотала растерянно Смерть.
- Ладно, Смерть. Мы квиты – ты права, мы не договаривались ни о чем, что касалось бы тебя. – Сказал парень и улыбнулся так тепло и приветливо, что у Смерти внутри словно появился теплый комочек. "Так, наверное, люди ощущают сердце" – подумала она. "но для меня это – только радость…"



Часть пятая. Поздний завтрак.
- Ты мне так и не сказал, как тебя зовут! Кто ты вообще такой? – бушевала Смерть.
- Не фердись, а фо опнеф… - откликнулся, парень. Он кушал пойманную и зажаренную вместе со Смертью рыбу. Она к своей порции так и не прикоснулась – не сводила с него испытующего, сердитого взгляда, требуя хоть каких-то сведений о его скромной персоне. – еф дафай, а то я тибе пофом не фам… мы нофью пойфем в авфалиную уфазьбу фтарова Фенфиха Фраконобовца…
- Кого-кого? – переспросила Смерть.
Парень проглотил и спросил:
- Ты хоть когда-то молчишь? А кстати, Смерти вообще есть нужно?
- Не обязательно.
- А ты ешь?
- Нет. Я не ем уже несколько сотен лет. Не интересно… - ответила безразлично Смерть. Ей действительно это уже надоело за столько лет.
- Попробуй – такого ты еще не ела.
- Какого? Жаренной рыбы?
- Факой – неф… фай мне поефть! – откликнулся парень. Они сидели под деревом недалеко от маленького замка Смерти. Дерево оказалось грабом… о его ветвь стукнулся головой Май, когда они разжигали костер и он приподнялся, чтобы подкинуть еще дров.
- Скажи, кто ты – тогда попробую… - отозвалась Смерть.
- Кхе-кхе… - отозвался парень – я чуть не подавился из-за тебя. Теперь я понимаю, почему ты родилась Смертью – ты кого хочешь уморишь. То, что ты попробуешь, этого мало. Пообещай, что ты замолчишь и дашь мне доесть.
- Обещаю – резво отозвалась Смерть. Она сложила хрупкие ручки, соединив их в замочек, на колени. Прямые, тонкие бледные пальчики, детское лицо, огромные зеленые глаза, которые сейчас излучали удивительную любознательность, заражая ею всех, кто ее окружал – все это заставляло умиляться и восхищаться ее красотой, невинностью, светлостью.
- Я – Ангел…
- Ангел? – переспросила она.
- Ну… фа. офин иф тех, фто фыжыл пофле Битфы…
- Хм… кого ты дуришь? Я знаю, как выглядят Ангелы.
- Крыльев нет. Я знаю… - он посерьезнел. Взгляд стал каким-то грустным, колючим. Наполнился болью. – …нет их… сгорели. – ответил он.
Смерть прикусила язык. Как ни удивительно, она не хотела, не любила делать людям (да и нелюдям с нечестью) больно. Тех, кто оказался в смертельной опасности, но должен или может жить, она непременно старалась спасти.
- А имя…
- Мое имя – Май…
Красивое имя… и запомнить не трудно. Смерть стала замечать за собой, что последнее время память у нее стала ужасной. Еще хуже, чем раньше. Что она обещала? Помолчать? Ух, это будет не просто. А еще она обещала попробовать рыбу. Смерть откусила… невероятно! Она совсем забыла этот вкус. Какой он чудесный… эх, многое она потеряла за то время, пока не ела. Или то рыба пошла другая? Более вкусная? Или этот знакомый незнакомец так хорошо готовит? …
- Фафда, пойду ф тобой ф эфу фвою… уфафьбу! Ефли угофтиф меня фяем…
Продолжение следует…
Этюд "Из записок психолога..." | Мои стишки...

Нет комментариев. Ваш будет первым!